Недетские вопросы детской психологии

  • English
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в LiveJournal

С недавних пор на детском отделении НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова работает психолог – Петрова Анастасия. По итогам своей двухмесячной работы, Анастасия подготовила для нашего сайта очерк о своей работе.

Однажды случай свел меня с объявлением о вакансии психолога на отделении детской онкологии. Эта возможность могла бы вызвать разные реакции: страх, тревогу, безразличие, любопытство. Однако моей был жгучий интерес и желание помочь. Так уж повелось, что я легко вовлекаюсь в сложные темы.

На детском отделении НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, где теперь я работаю, никогда не было психолога. Как и всем первопроходцам, мне приходится и нелегко, и очень интересно. Маленькие пациенты сталкиваются при попадании в больницу с целой гаммой непростых переживаний: физическая боль сменяется душевной тревогой, рождаемой неопределенностью положения. Страхи, еще недавно сидевшие под кроватью, начинают разом атаковать. Родители, пытающиеся скрыть от малыша серьезность положения, только осложняют и без того разрывающий ребенка внутренний конфликт. При всем при этом дети как-то справляются и удивляют своим мужеством, учат терпению. От мала до велика (отделение принимает ребят всех возрастов) они обладают особенным взглядом. В нем читается таинственная мудрость. Жаль, что не каждому удается ее разглядеть.

Не всегда просто ее разглядеть родителям, находящимся в состоянии сильного эмоционального потрясения. Чувства страха и беспомощности перед фатальностью болезни ребенка, подстегиваемые чувствами вины и отчаяния, рождают состояние, в котором становится невозможным жить. А жить нужно. Нужно готовить ребенку завтрак, следить за капельницей, понимать врача, думать, откуда взять средства на лечения и силы, чтобы не сойти с ума.

Это непаханое психологическое поле одновременно страшит и манит. Родительские встречи, индивидуальная работа с родителями и детьми – это то, с чего я начала диалог с детской онкологией. Диалог целительной силы человеческого духа с болезнью. В своей работе я стараюсь видеть в детях не их болезнь, а их здоровье, так как верю, что мы укрепляем то, чему уделяем внимание. Я верю в потенциал каждого ребенка поправиться и в возможность каждого родителя справиться. А я предлагаю лишь опору и пространство для того, чтобы мудрая психика запустила процесс выздоровления, заложенный в ней самой.

Меня с детства волновали недетские вопросы. В восемь лет, катая подругу на своей спине и неловко упав, я сломала руку. Помню тогда, что от боли, которую я испытала, я взвыла, но еще ярче в мою память врезался страх. Я впервые тогда почувствовала себя отчаянно уязвимой и … неожиданно смертной. Сейчас, работая на отделении, я смотрю на своих маленьких клиентов не только глазами профессионала, но и глазами той маленькой девочки, способной понимать боль и страх тяжелобольного ребенка, а главное знающей, какое за ними прячется страстное желание жить.

IMG_2917